ДентАрт

Валерий Леонтьев «Будет больше семейных стоматологов и меньше узких специалистов»

ЭТОТ ДИАЛОГ состоялся на пятнадцатипалубном круизном лайнере «Оркестра», где проходила конференция «Современные технологии в стоматологии. Летняя сессия 2009» в рамках круиза «Норвежские фьорды» 20-27 июня. С академиком Российской академии медицинских наук, профессором Московского государственного медико-стоматологического университета, Заслуженным деятелем науки РФ, главным внештатным стоматологом МЗ СССР (1987-1992) и Минздрава России (с 1996 года) Валерием ЛЕОНТЬЕВЫМ беседовал Сергей РАДЛИНСКИЙ, издатель журнала «ДентАрт», доцент Украинской медицинской стоматологической академии, главный врач клиники-студии «Аполлония» (г. Полтава).

— Валерий Константинович, в 1999 году по Вашей инициативе журналом «ДентАрт» в Полтаве была проведена дискуссия о стоматологии XXI века. Тогда все жили ожиданием смены тысячелетия и казалось, что если перешагнуть через 2000 год, то жизнь невероятно изменится… Мы собрали на эту дискуссию хорошую компанию профессионалов: Андреас Грютцнер (Германия) со стороны производителей стоматологических материалов, Николай Скрипников (Украина) и Марк Вулфорд (Великобритания) со стороны стоматологического образования, Вы от России и Константин Косенко (Украина) со стороны государственного управления стоматологией. И Вы в своем выступлении на этой дискуссии произнесли фразу, из которой стало понятно, почему появилась необходимость обсудить будущее стоматологии: в XXI веке кариеса не станет, и нам, стоматологам, нужно подумать, чем мы будем заниматься. С того времени прошло 10 лет, и наш первый вопрос состоит в том, насколько Ваш прогноз оправдывается?

— Спасибо. Хороший вопрос. Могу сказать, что относительно кариеса у меня остается тот же прогноз. Если взять всю ситуацию в мире, особенно в цивилизованной его части, то идет неуклонное снижение заболеваемости кариесом. Причем это снижение настолько велико, что в детском возрасте кариес практически исчезает. Есть страны с показателем КПУ 0,5 — менее 1 у 12-летних детей. Как видите, в этом плане прогноз верен. И я думаю, чем больше стран будет подключаться к программам цивилизованной профилактики, тем больше будет наш успех. Но есть еще один принципиальный вопрос, он связан с исчезновением и резким снижением кариеса как единицы нозологической. Я считаю, что те исследования, которые проводились и проводятся сейчас, дают возможность надеяться на то, что проблема кариеса зубов может быть решена, и даже не в одной ипостаси. Например, я очень верю в то, что будет создана прививка против кариеса. Очевидно, генетическим путем будет выведен вид стрептококков, может, комбинация нескольких бактерий, которые смогут, когда их привьют в полости рта, в течение определенного времени питаться зубным налетом или уничтожать тот сахар, который остается в полости рта после приема пищи. Причем, эта прививка будет не однократная, а многократная, она будет безболезненная, и я думаю, что мы вполне готовы к такому развитию науки, учитывая возможности генетических методов. Я также вижу перспективу в усилении целенаправленной антенатальной профилактики кариеса. В данном случае речь идет о создании оптимальных условий для созревания зачатков зубов и внедрения в них фторидов, которые останутся там если не на всю жизнь, то хотя бы на ту часть жизни, когда есть угроза возникновения кариеса. Это, я думаю, тоже очень перспективный подход. В последнее время очень удачно развивается направление, которое, конечно, не способно решить проблему кариеса полностью, но играет большую роль, например, в диагностике, и, что главное, в редукции фиссурного кариеса. Речь идет о возможности регуляции созревания фиссур зубов. Уже сейчас в ряде экспериментов и в ряде опытов доказано, что фиссурный кариес устраним, а это 80-90% кариеса у детей.

— Значит, Ваш прогноз в целом оправдывается? А кто будет работать в этой новой стоматологии, меняющейся в связи с эпидемиологической ситуацией? Узкие специалисты или стоматологи общего профиля, гигиенисты, организаторы, а может, должны быть менеджеры стоматологического здоровья, и от них будет больше пользы?

— Я считаю, что будет совершенствоваться та модель, которая есть сейчас в индустриально развитых странах, т.е. основной и главной фигурой в стоматологии будет семейный стоматолог. И задача его сравнительно проста — это ведение профилактики и недопущение осложненных форм стоматологических заболеваний. Семейные стоматологи должны работать в тесном контакте со стоматологами, являющимися узкими специалистами. Если есть такие формы заболевания, с которыми семейный стоматолог не способен справиться, он должен направлять пациента к специалистам, и к нему пациент после специализированного лечения должен возвращаться назад, потому что это его пациент на всю жизнь. В то время как работа специалиста более высокого уровня связана с тем, чтобы ликвидировать возникшие заболевания или в какой-то мере не допустить их. Я считаю, что эта модель является оптимальной. Итак, количество семейных стоматологов будет увеличиваться, а количество узких специалистов — уменьшаться.

Что касается семейной стоматологии, то в ней все большее место будет занимать вспомогательный персонал. Тот персонал, который сможет работать и в школах, и в других учреждениях. У стоматолога должно быть больше помощников, в первую очередь это касается семейного стоматолога. Роль среднего персонала должна увеличиться очень значительно. Мы наблюдаем это уже сейчас. В России уже приняты нормативы, что на одного стоматолога должен быть один специалист со средним образованием (раньше было на 2 или на 3). Так что плоды у нас уже видны. Если же полностью перейти на рыночную стоматологию, то сам врач будет определять, что будет самым правильным подходом. 

— А стоматологи наши останутся врачами, имея врачебный диплом, или будет, как в Евросоюзе, где стоматолог является не врачом, а дантистом?

— Думаю, что сейчас накапливается все больше и больше данных, которые совершенно убедительно говорят, что стоматология является неотъемлемой частью медицины. Я недавно завершил исследование, я о нем говорил на этой конференции, в котором доказано, что если пациенту не провести протезирование хорошо, не восстановить ему жевательную систему, у него невозможно вылечить болезни желудка, желудочно-кишечного тракта. Что это есть, как не прямая связь стоматологии с общей медициной? Или взять вопрос функции слюнных желез. Оказывается, слюна не только важна как фактор пищеварения и минерализации зубов, но необходима для возбуждения секреции желудка и близлежащих отделов пищеварительной системы. Если с потерей зубов количество слюны снижается, то вся эта система начинает страдать, и получается, что в ряде случаев плохое состояние зубов или их отсутствие является своеобразным пусковым механизмом развития соматических заболеваний.

— Если еще учесть, что люди, которые потеряли зубы, имеют больший риск заполучить болезнь Альцгеймера. И вообще, те, которые имеют зубы, дольше живут…

— Состояние зубов можно связать также с такими важнейшими вещами, как психическое и психологическое состояние человека. Хорошее состояние зубочелюстной системы — один из важнейших признаков высокого качества жизни человека.

— Валерий Константинович, стоматология — это и врачевание, и бизнес. Может быть, в нашей отрасли бизнес-начало выражено более всего в сравнении с другими врачебными специальностями. Как Вы думаете, стоматология будущего — это прежде всего стоматология как бизнес или как врачебное дело?

— Эта тема чрезвычайно важна. Ведь само качество нашего лечения, нашей профилактики целиком связано с факторами финансовыми. Именно они обусловливают возможность качественного обследования больного, оказания ему того или иного вида помощи. Причем, если взять, допустим, другую специальность, кардиологию или нефрологию, там это касается небольшого процента людей. А в стоматологии, если посчитать среднюю стоимость лечения всех пациентов, эти цифры окажутся несопоставимыми с любой другой врачебной специальностью.

— Или даже с финансированием всего здравоохранения…

— В большинстве стран этот раздел отдан на откуп самим пациентам. Насколько они способны заплатить за свое лечение, такие методы лечения они и могут выбрать для себя. Я даже не знаю, сколь богатым должно быть государство, чтобы взять на себя все проблемы, связанные с финансированием стоматологической помощи. Поэтому, хотим мы этого или не хотим, финансовые проблемы исходят из самого факта врачевания. Качественное врачевание должно стоить дорого. И поэтому вопросы, связанные с бизнесом, с заработком, являются непреложной частью стоматологического врачевания. Это единая, целостная система, которую нельзя разделить, и нельзя отделять врачевание от бизнеса.

— И в продолжение этого: стоматология — это отрасль здравоохранения, которая воспринимает в себя все новейшие технологические достижения, какие только появляются в мире. И получается, что насыщать клинику оборудованием и технологиями сейчас можно бесконечно. Все меняется так быстро, как в компьютерной технике, и появляются все новые и новые технологии… Но всегда ли они приносят успех, улучшают радикально лечебные результаты? Может быть, этого же результата можно достигнуть и простым путем? В конце концов, клиника может быть настолько раздута технологически, что она может коллапсировать как бизнес. Где золотая середина между технологическим оснащением клиники и клиническими результатами ее врачей?

— Уважаемый коллега, выбор очерчен. Это профилактика. Чем больше мы делаем профилактику, тем меньше будет нужды в этой сложнейшей аппаратуре, сложнейших технологиях. На фоне мощной профилактики нам будет необходимо весьма ограниченное количество хорошо и полноценно оснащенных клиник. Стоматология будущего не будет дешевой, но она и не будет столь дорогой, потому что профилактика ограничит дорогую часть лечения очень простым способом — за счет уменьшения количества пациентов, нуждающихся в дорогих видах лечения.

— В связи с инновациями в стоматологии сейчас стали популярными, модными понятия «наноматериалы», «нанотехнологии»… Какие перспективы внедрения в стоматологии наноматериалов и нанотехнологий? Конечно, это не касается нанокомпозитов, потому что это просто технологический шаг в сторону, а не вперед! В маркетинговых исследованиях отмечаются только положительные стороны, и никто не говорит об отрицательных свойствах современных нанокомпозитов. Говоря о наноматериалах и нанотехнологиях, я имею в виду разработки, которые активно ведутся в мире и в России на государственном уровне.

— Я думаю, что нанотехнологии дадут для стоматологии много новых материалов, они будут применимы довольно неплохо в различных сочетаниях с клеточной стоматологией и лечением с помощью клеток и культуры тканей. И наконец, я вижу один очень перспективный путь: с помощью нанотехнологий мы сумеем регулировать рост и развитие ряда тканей — как желательный рост, так и нежелательный.

— И в связи с этим, Ваше мнение о модном направлении — технологии стволовых клеток?

— Стволовые клетки, если конкретно иметь в виду стоматологию, будут применять там, где нужно усилить регенерацию тканей, приживляемость, там, где нужно воссоздать утраченную ткань. Вот в этих целях они будут применяться и, может, в некоторых случаях для омолаживания некоторых тканей лица. Но я думаю, что их применение в стоматологии будет несколько более узкое, чем в других направлениях охраны здоровья человека.

— Т.е. мы с работой будем?

— Конечно!

— Валерий Константинович, и Ваши пожелания читателям журнала «ДентАрт»…

— Я получаю все журналы. «ДентАрт» — прекрасный журнал. В истории любого журнала очень трудно сделать третий$четвертый номер. Теперь Вы, наверное, сделали сто третий — сто четвертый? Это говорит о том, что Ваша клиника и то направление, которое Вы развиваете, те методы и технологии, с помощью которых Вы работаете, и Ваши новые сотрудники живут полноценной и научной, и клинической, и, я бы сказал, человеческой жизнью. Мы сегодня видели, как преобразилась Ваша клиника, как все больше, больше места занимают у Вас молодые сотрудники, и есть кому передать свое дело. Я был сегодня просто поражен, услышав Ваш доклад. Он был на высочайшем уровне, причем, не только клиническом и научном, он был на высочайшем уровне доложен. Еще приятно было слышать, что Ваши позиции сместились, на мой взгляд, в сторону профилактики во многих случаях, и очень удачно.

— Это от бессилия!..

— Я бы пожелал сотрудникам журнала и Вам лично, Вере, супруге Вашей и единомышленнице, читателям, чтобы вот эти направления дальше все более и более расширялись. Но одновременно чтобы происходило как бы впитывание нового уровня подходов, которые сейчас уже четко обозначились. Чтобы более цельно решалась та проблема, которую Вы поставили более 10 лет назад на той дискуссии. К этому у Вас уже есть все подготовленные условия.

— Спасибо, дорогой Валерий Константинович, мы вернемся к обсуждению проблем кариеса зубов через 10 лет!

— Я бы не возражал… (смеется).

Фото Ирины Кибенко

Поделиться с друзьями: