ДентАрт

Профессор Таиса Скрипникова: «Необходимо преодолеть разрыв между обучением и внедрением новых стоматологических технологий»

В дентартовской «Гостиной» сегодня стоматолог, чей профессиональный девиз можно выразить латинским изречением «docento discimus» («обучая, мы учимся»). Таиса Петровна Скрипникова, профессор кафедры последипломной подготовки врачей+стоматологов Украинской медицинской стоматологической академии, Заслуженный врач Украины, известный лектор, выучила, открыла дорогу к профессиональному мастерству не одному поколению стоматологов. Но она всегда готова учиться — и у метров мировой стоматологии, и у своих талантливых учеников. Наверное, поэтому ее лекции по вопросам клинической эндодонтии вошли в лекторий Ассоциации стоматологов Украины и Всемирного эндодонтического сообщества. Профессор Скрипникова — автор более 260 научных работ, член редакционных коллегий ведущих стоматологических журналов, член правления Ассоциации стоматологов Полтавской области, член Апробационного совета. Имеет 11 авторских свидетельств на изобретения.

«Всегда ощущала радость от познания»

— Таиса Петровна, в этом году у Вас юбилей, и есть повод оглянуться на пройденный путь — и бросить взгляд на ту дорогу, которую предстоит осилить стоматологическому сообществу. Все мы с годами меняемся, многое приобретаем как профессионалы, что-то теряем, но есть, наверное, и какой-то внутренний стержень, который остается неизменным для самодостаточной личности. В связи с этим — что самое важное соединяет профессора Таису Петровну Скрипникову и студентку Харьковского медицинского стоматологического института Таю?

— Наверное, упорный труд. Всем известно изречение «грызть гранит науки». Но я всегда ощущала радость от познания: учебы, приобретения практических врачебных навыков — в юности, а сейчас — от возможности читать лекции о более совершенных материалах и технологиях, чем вчера. (Между прочим, первую в Украине мультимедийную лекцию для стоматологов прочитали мы с Сергеем Радлинским). Но вернемся к началу пути. Я закончила школу в маленьком городке Новозыбкове Брянской области. До медали не дотянула, да как-то о ней и не думала. Мы с мамой очень бедствовали, скитаясь по частным квартирам. Зарплата фельдшера была маленькой. Я поехала в Харьков и поступила в медицинский стоматологический институт, сдав четыре экзамена с самым высоким баллом. Вот какая хорошая, оказалось, была подготовка в нашей далеко не столичной школе. Крепко усвоить азы медицины и стоматологии помогли хорошая память, настойчивость и то, что я не привыкла давать себе какие-то поблажки. Закончила институт с отличием, и диплом мне вручали профессор Юрий Иосифович Бернадский и ректор Григорий Самсонович Воронянский.

Студенты жили дружно (между прочим, нас было в комнате 13 девчонок). Недалеко от общежития был ЗАГС, и все там расписывались. 2 апреля 1961 года была и наша с Николаем Скрипниковым свадьба — веселая, комсомольская. Этот день не могло омрачить даже то, что почти все подарки украли. Они были сложены в углу, и кто-то из посетителей ресторана их унес. Остались скатерть, вентилятор да пепельница-клоун. Слава Богу, два сервиза нам вручили раньше.

«Дорогу осилит идущий»

— Какой период Вашей профессиональной жизни считаете самым плодотворным? А самым трудным?

— Конечно, годы учебы в институте — самое лучшее время. Отличница — и никаких проблем. А потом наступил самый трудный период и в личной, и в профессиональной жизни. Жили на частной квартире, денег нет, и работы для меня тоже нет. Надо знать Николая — он очень принципиальный человек, и на одной партийной конференции покритиковал члена обкома КПУ. Это сказалось на моем трудоустройстве — мне не нашлось места в Харькове и области. И когда всетаки меня взяли на работу в одну поликлинику, то нашли — и уволили. Я зашла в областную стоматологическую поликлинику и увидела, что там работают две бывшие двоечницы. Я так была потрясена, что еле вышла во двор — и потеряла сознание… Несправедливость — это ужасно. Но мы не сдавались. Некоторое время я работала в Макеевке Донецкой области. Что зарабатывала — 67 рублей — тратила на поездки в Харьков и телефонные разговоры с мужем. Следующий шаг — аспирантура на кафедре нормальной физиологии. Период безденежья и очень большой работоспособности. Я одна из всех в срок закончила аспирантуру. Николай тоже учился в аспирантуре.

— Кто помогал Вам выстоять в этих испытаниях?

— Наши чудесные преподаватели. Это было вообще золотое поколение учителей. Тамара Васильевна Золотарева, Яков Рафаилович Синельников, Эвелина Давыдовна Бромберг, Ольга Максимовна Фуголь, Валерьян Алексеевич Никитин, Нина Денисовна Лесовая — все они работали с такой самоотдачей, что им хотелось подражать. Многому — спокойствию, стойкости, мудрости — я научилась у Галины Александровны Крохмаль. У меня была преподавательница Ольга Юрьевна Кастелли, и мне очень хотелось быть такой же, как она: так же много знать, так же общаться с людьми, все уметь. Мне повезло: когда я стала работать ассистентом, она была уже доцентом и опять меня учила.

A сколько профессиональных и жизненных уроков преподал и мне, и другим профессор Павел Тихонович Максименко! А когда защищала кандидатскую, то на защите выступал Эвальд Янович Варес, и это было так профессионально и артистично! То есть, нас окружали люди очень компетентные и совестливые, и они внушили нам, что труд на первом месте. Сегодня многие говорят, что я преувеличиваю его значение, что много богатых людей сколотили свое состояние, не слишком напрягаясь. Но это особый период, переходной. Пена улетит, мыльные пузыри лопнут, а профессионалы, умеющие трудиться, всегда будут в цене. Конечно, оглядываясь назад, понимаю, что работая так напряженно, я что-то не додала своей семье — да простят они меня. Помню, как-то пошли мы с Андрюшей, он тогда второклассником был, к нашим хорошим знакомым. Он походил-походил у них по квартире и спрашивает хозяйку: — А где Ваш письменный стол, на котором Вы пишете диссертацию? Все онемели. А я думаю: «Бедный ребенок! Это же в его понимании мама — женщина, которая и вечерами, и в выходные сидит над своими бумагами!» И еще один случай вспоминается. Ольга Максимовна Фуголь, мой научный руководитель, увидев, что я, кроме своей диссертации, света Божьего не вижу, решила, что мне надо отвлечься, и повела меня в кино. «Война и мир», прекрасный фильм. А я сижу, не вижу этой красоты, в голове продолжаю строить цепочку рассуждений для очередной главы диссертации.

После сеанса Ольга Максимовна восхищалась: — Какая постановка! Какая прелестная Наташа Ростова! — Мне б ее проблемы! — сказала я. — Диссертацию надо закончить в срок, иначе не получу направления на работу. Ребенок маленький… — Не смей паниковать! — возмутилась Ольга Максимовна. — В выходные идем в театр! Так она пыталась вывести меня из состояния стресса, и я ей очень благодарна. Все завершилось успешно. В 1967 году я защитила диссертацию. Дорогу осилит идущий.

 

 «Призма-чемпионат — это большая школа и большая ответственность»

— В 1969 году Павел Тихонович Максименко пригласил меня на кафедру терапевтической стоматологии Полтавского медицинского стоматологического института, и это был второй (после студенческих лет) плодотворный этап в моей профессиональной деятельности. Это была самая большая кафедра с прекрасными преподавателями и клиницистами, и через несколько лет на такой профессиональной кафедре меня избрали доцентом. А третий успешный период, совершенно потрясающий и неожиданный, начался, когда ректор перевел меня на вновь созданную кафедру интернатуры по стоматологии, которой заведовал доцент А. А. Коздоба. Но Анатолий Александрович через несколько месяцев умер, и я прошла по конкурсу на должность заведующей кафедрой. Огромную помощь мне оказывали доценты Г. Ф. Просандеева, Л. Г. Павленко, Л. Я. Богашова. Этот период, с 1990 года, был чрезвычайно творческим. Я, уже будучи в возрасте, имея клинический и преподавательский опыт, четко уяснила, что стоматология становится совершенно другой, что ее развитие очень стремительное, а мы, преподаватели, даже больше, чем врачи, остаемся в стороне от этого процесса. Возникло желание войти в мир новых идей, новых технологий, новых материалов.

В этот период Сергей Радлинский активно занялся композитами, стал проводить семинары. На нашей кафедре он принимал пациентов и в то же время бескорыстно учил наших сотрудников. Потом у Сергея возникла идея Призма-чемпионата, и Николай Сергеевич Скрипников, ректор УМСА, ее горячо поддержал, понимая ее значение для академии, для воспитания стоматологов, готовых ответить на вызовы времени классной работой.

— И с тех пор Вы неизменный председатель Международного жюри Призма-чемпионата. Чем стал этот конкурс для Вас?

— 16 лет работы в жюри Призма-чемпионата — это очень большая школа и очень большая ответственность. Школа профессионализма, добросовестности, порядочности. В международных соревнованиях принимают участие не только грамотные, талантливые врачи, но и члены жюри, у которых есть чему поучиться. Андреас Грютцнер, Николас Единакевич, Ирфан Ахмад, Дидье Дичи, Владимир Новиков, Анна Соловьева — интересно, поучительно и слушать их лекции, и работать с ними в жюри, и просто обсуждать наши профессиональные проблемы. Когда-то кто-то напишет обстоятельное исследование о Призма-чемпионате, его организации, потому что здесь заложена огромная работа по подбору пациентов, по соблюдению всех принципов деонтологии, прекрасная философия отношения клиники к пациентам и врачам-конкурсантам. Я думаю, эти соревнования будут проводиться, пока Радлинскому не придет в голову какая-то другая, но такая же дерзновенная и плодотворная идея.

«Учиться стоматологии надо всю жизнь»

— Вам, наверное, приходится сталкиваться не только со стоматологией высокого уровня, но и с последствиями лечения у тех стоматологов, которые «застряли» в зубоврачевании позавчерашнего дня? Как преодолеть разрыв между клиниками элит и стандарт (или, точнее, — ниже, чем стандарт)?

— Да, стоматология сегодня разного уровня. Растет количество элитных клиник, занимающихся реставрацией, имплантологией, протезированием или всеми видами стоматологической помощи. Есть много кабинетов стандартного профиля с хорошим оснащением, где пациентам тоже предоставляют качественное лечение. Позитивные изменения происходят в бюджетных поликлиниках, где тоже прошли большие перемены и в оснащении, и в подготовке врачей. Но еще много кабинетов, которые имеют неполноценное оборудование и недостаточно обученный персонал. У молодых врачей хорошо развиваются мануальные навыки, но нет клинического мышления и анализа ошибок. Здесь свою роль должна сыграть Ассоциация стоматологов. Позитивно то, что сегодня у каждого человека есть возможность выбора, куда обратиться за стоматологической помощью. Однако много возникает и проблем, много ошибок и осложнений допускают врачи тех кабинетов, которые Вы назвали «ниже, чем стандарт». Нужно, чтобы государство более четко регулировало вопрос, при каком уровне врачебного мастерства и технической оснащенности кабинета стоматолог может заниматься самостоятельной деятельностью. Это задача министерства, но и Ассоциация стоматологов должна активно включаться в этот процесс. Тогда и нам на кафедре меньше придется консультировать пациентов, у которых после лечения в плохо оборудованном кабинете развилось осложнение, потому что, например, пациенту поставили композитную пломбу, работая на установке без орошения водой и слюноотсоса.

— Несмотря на колоссальный рывок, на разных направлениях стоматологии все же остаются «узкие места». Какую проблему Вы считаете ключевой?

— Вузы все без исключения недостаточно оснащены оборудованием, которое имеет частная стоматология. Необходимо преодолеть разрыв между обучением и внедрением в учебный процесс новых технологий. Потому-то сегодня в подготовке врачей вынужденно появился еще один промежуточный этап — когда молодой стоматолог работает ассистентом возле опытного врача, учится выполнять определенные виды работ прежде чем переходить к самостоятельному врачеванию. А ведь при надлежащей материальной базе вузов он многое освоил бы еще в стенах академии или университета.

Зато сейчас такой плюсовой момент — нет недостатка в семинарах, курсах, где можно овладеть самыми современными технологиями. Да, семинары платные, но ведь на выставках врачи той же «Аполлонии» работают целыми днями, и ты можешь получить бесплатно очень ценную информацию. Тот, кто хочет учиться, — научится. А учиться стоматологии надо всю жизнь.

— Но говорят, что современное студенчество не такое серьезное, как, например, Ваше поколение…

— Я не понимаю тех, кто негативно оценивает современную молодежь. Мы сами создали определенные условия, в которых и формируются их характеры. Да, они очень практичны, они хотят, чтобы их труд оплачивался надлежащим образом. Они более подкованы технически, благодаря Интернету легче ориентируются в информационном пространстве, хотя гуманитарная составная их образования оставляет желать лучшего. Знаю многих студентов-контрактников, которые потом ушли в бизнес или которым нравятся машины и любой вид общения с ними. Они не собирались быть врачами, потому что выбор вуза был не их желанием, а желанием родителей. Но многие студенты учатся хорошо, особенно если родители имеют свои кабинеты, а сын или дочь желают продолжать семейное дело.

— В Женевском университете, говорил профессор Дичи, набрали в этом году только 25 студентов-стоматологов. Может, это первая реакция на уменьшение заболеваемости кариесом в развитых странах?

— У стоматологов всех специальностей еще очень и очень много работы. Кариеса станет меньше, если будет на надлежащем уровне профилактика, а она сегодня среди широких слоев населения практически не ведется. Но даже если уменьшится потребность в лечении кариеса, все равно будет большой процент людей, желающих иметь не только здоровые зубы, но и красивые, и будут, конечно, и переустройство, и реставрация, и ортодонтия. Мы видим, как развивается имплантология; меня в ней, как и в современных реставрационных технологиях, привлекает щадящее отношение к зубным тканям — краеугольный камень философии современного стоматологического врачевания. Так что будущее у стоматологии — светлое и яркое. Работы хватит всем…

— Даже если у человека и зубов будет не 32?

— Ну, редукция челюстей Нomo sapiens будет длиться миллионы лет…

— Спасибо за интервью. Пусть юбилейный год будет плодотворным и для Вас, и для всей династии Скрипниковых!

Беседовала Анна Антипович.
Фото из архива семьи Скрипниковых.

Поделиться с друзьями: