ДентАрт

Биомеханика зубов и реставраций Весенний семинар «ДентАрт» 17-18 мая 2010 года

17-18 мая в Полтаве, не изменяя традициям, невзирая на кризисы и извержения вулкана, прошел весенний семинар «ДентАрт» «Биомеханика зубов и реставраций». Как всегда, семинар собрал в зале Городского дома культуры самых увлеченных докторов и выдающихся лекторов.

Реставрация, ориентированная на биомеханику

Первым представил свой доклад известный исследователь и лектор Николас ЕДИНАКЕВИЧ (Великобритания). Его лекция охватывала спектр проблем биомеханики зуба и иллюстрировала распределение сил под действием жевательной нагрузки. Термином «биомимезис» обозначают разработку и использование заменителей отдельных частей человеческого тела. Материалы, применяемые в качестве заменителей, должны копировать структуру и функцию части, которую они заменяют. Зуб — это микромеханическое устройство, которое пока невозможно синтезировать искусственно. Эмаль имеет модуль эластичности около 85 ГПа, устойчивость к раскалыванию 10 МПа, прочность на сжатие 400 МПа; дентин имеет модуль эластичности около 15 ГПа, устойчивость к раскалыванию 50 МПа, прочность на сжатие 300 МПа. Эмаль твердая и хрупкая, а дентин мягкий и упругий. Если рассматривать эти структуры отдельно — они уязвимы, но в комплексе создают единый механизм, противостоящий возникновению трещин.

В устойчивости эмали к вертикальной нагрузке играют роль структуры, которые в поляризованном свете выглядят как темные и светлые полосы, идущие перпендикулярно поверхности эмали, — паразоны и диазоны (полосы Гунтера-Шрегера). Их появление связано с изгибом пучков эмалевых призм S-образной формы: продольное расположение призм чередуется с поперечным. Это явление отображает заложенный в эмали пружинный механизм для равномерного распределения нагрузки. Силы, воспринимаемые поверхностью эмали, действуют перпендикулярно и приводят к деформации на сжатие. При этом пучки эмалевых призм сокращаются, создавая в эмали область низкого давления. Во время снятия нагрузки происходит выпрямление пучков призм и в эмаль из дентина (область с дентинной жидкостью под высоким давлением) устремляется поток дентинной жидкости. Механизм выпрямления обеспечивает отражение механических нагрузок, а жидкость — нейтрализацию остаточных нагрузок внутри эмали. Тем самым эмаль предохраняет себя от образования сквозных трещин. Образование трещин в зубах можно объяснить на примере деревянной бочки. Чрезмерная вертикальная нагрузка будет приводить к расширению бочки и образованию вертикальных щелей. К подобным щелям/трещинам эмали приводит повышенная нагрузка на зуб. Такие трещины можно назвать функциональными. Но именно горизонтальные трещины (часто их причина — однократные большой силы воздействия на зуб, которые бывают при острых травмах) гораздо чаще приводят к полному разрушению зуба. Всегда нужно стремиться определить на поверхностях зубов точки с повышенной нагрузкой и выбрать материал, более подходящий для восстановления в таких условиях.

Стремительное развитие материалов и технологий 70-ых годов практически полностью пришло в нашу современность. Единственная технология из области «звездных войн» — ЦЕРЕК. Компьютер сам сканирует поверхность зуба и фрезерует конструкцию. Изготовление винира занимает не более 40 минут. Стеклоиономеры и композиты, в 50-70-е годы взорвавшие наши представления о возможностях лечения, не сдадут своих позиций еще много лет. Однако мало кто мог предположить, что и в XXI веке одним из лучших материалов для восстановления зубов останется золото. Вкладки из этого материала пространственно стабильны. Но вкладка остается вкладкой. Требованиями препарирования при непрямых конструкциях мы не можем пренебречь. По разным авторам, гибель пульпы в 20% случаев происходит из-за стоматологических процедур, не всегда обоснованных и необходимых. Существуют патологии с незначительными повреждениями зубных тканей, где нужны особые материалы. Например, абфракция. Материал для восполнения такого дефекта должен обладать низким модулем упругости. За 3 года с момента введения в практику компомера Дайрект при реставрации им пришеечных дефектов не было ни одной неудачи, а через 10 лет клинических наблюдений эти реставрации сохранились в хорошем состоянии. Нужно обсуждать не только сам материал, но и проблемы адгезивной системы. Стоматологи всегда будут заняты поиском если не вечного, то максимально «долгоиграющего» и быстрого адгезива. Др. Единакевич привел пример 20-летнего наблюдения за зубом с трещиной, который был восстановлен металлической вкладкой с применением 4-бутылочного адгезива фирмы Байер. По мнению автора, однобутылочные системы удобны, но часто 2-х, 3-х и 4-бутылочные адгезивы показывали лучшие результаты. В Англии существует поговорка: «Если не ломается — не нужно менять!». Есть несколько причин неудач реставрации: первая — нарушение инструкции по применению, вторая — контаминация, третья и все последующие — контаминация! Поэтому использование системы изоляции рабочего поля раббердам должно быть правилом работы с полимерными материалами. Недопустимо смешивать материалы разных фирм. «Вопрос о смешивании материалов разных производителей мне задают в основном стоматологи из стран СНГ. Видимо, в них силен дух авантюризма и эксперимента…», — отметил лектор. Отдельно он остановился на новых технологиях препарирования с помощью лазера, ультразвука и электромагнитных волн. Вы не сможете превратить поджаренное яйцо в яйцо сырое! Готовить к восстановлению зуб с помощью турбины все равно, что восстанавливать дерево с помощью бензопилы. Такой итог подвел Николас Единакевич, профессор Ливерпульского университета. Зубосохраняющие, малоинвазивные методы лечения, а также упор на профилактику должны быть прерогативой нашей практики.

Физиология и физика твердых тканей зуба

Лекцию мэтра советской, а теперь уже украинской и молдавской стоматологии, Владимира ОКУШКО (Молдова, Приднестровье), чью классификацию многие помнят со студенческой скамьи, ожидали все присутствующие. «Известное известно немногим» — этими словами Аристотеля начал свой доклад Владимир Ростиславович. Зуб — орган! Такой же орган, как печень, почки или любой другой в организме человека. Он обладает определенной физиологией. К сожалению, в нашем образовании упущена тема «Органная физиология зуба». А что это за специальность, которая не знает, что происходит во вверенном ей органе! Лекция доктора Окушко должна была полностью изменить наше представление о тканях зуба. Пульпа — средоточие физиологии. В ней проходят энергетические, пластические и информационные процессы. Пульпа потребляет энергию, сопоставимую с энергией, потребляемой мышечной тканью. Весовая доля воды в эмали зуба 2,5%, переведенная в объемную долю — 10%. То есть энергия, потребляемая пульпой, нужна для постоянного насыщения эмали ликвором. Автор подтвердил этот факт фото «пропотевшей» эмали, которая «плачет» и покрывается «росой», что является характеристикой живого зуба. При функциональной нагрузке под фасеткой стирания образуется слой уплотненной эмали, а под ним — участок пониженной плотности. Пульпа сама решает судьбу зуба переносом кальция из одного участка в другой.

И делает определенный участок более устойчивым к кислоте, нагрузке, травме. В ответ на механическое повреждение происходит выдавливание пульпой ликвора для запечатывания возникающих трещин в эмали и дентине. Депульпированный зуб не выдержит такую же нагрузку, как живой. Если отпилить участок эмали, провести девитализацию твердых тканей, происходит деминерализация и деградация этих тканей, падение механической, физической и химической устойчивости. Причем ротовая среда не только не препятствует, а усиливает это явление. Девитализированные ткани повреждаются ротовой средой, и поэтому их нужно изолировать любым способом. Однако если покрыть живой зуб коронкой, пульпа переходит в спящий режим, то есть не функционирует в полном объеме. При сохранении пульпы зуба даже в размягченном дентине, находившемся под коронкой, возможна реминерализация. Поэтому девитализация зубов под коронку — преступление! Эмаль насыщена ликвором порядка 10% по объему, ликвор перемещается центробежно и регулируется эндо- и экзогенно. Контроль ликворного механизма — основа оптимизации профилактики, лечения и протезирования зубов. Кариес — это не только экзогенная патология, но в первую очередь нарушение внутренней регуляции пульпой состояний в твердых тканях зуба. «Фундаментальное знание о зубе как об отдельном органе должно изменить наше отношение к проблеме восстановления тканей зуба», — подытожил Владимир Окушко, чья лекция вызвала неподдельный интерес присутствовавшего на ней Николаса Единакевича, который выразил мнение о чрезвычайной важности затронутой темы.

Витальные и девитальные зубы — большая разница

Следующий лекционный день открыл Алексей БОЛЯЧИН (Россия). В чем же заключаются основные изменения в зубах, подвергшихся эндодонтическому лечению? Это потеря тканей, изменение физических и эстетических свойств зуба. Прогноз эндолечения зависит от результатов лечения системы корневых каналов, качества восстановления коронковой части зуба и особенно объема оставшихся тканей. Такие мероприятия, как отбеливание девитальных зубов, хирургическое удлинение коронковой части, ортодонтическое вытяжение, могут приводить к осложнениям. Изменение физических свойств дентина происходит из-за потери воды и влияния разных эндодонтических веществ на его прочностные характеристики. Гипохлорит натрия — резко щелочной раствор (рН 5% раствора — 11, 85), обладает антимикробными свойствами, имеет выраженный бактерицидный эффект широкого спектра, способен денатурировать токсины, имеет высокие растворяющие свойства в отношении органической ткани. Но также растворяет коллаген и протеогликаны органической матрицы дентина, что ведет к снижению его механической прочности. Причем, чем выше концентрация гипохлорита, тем выше органолитический эффект.

Известное и классическое в эндодонтии вещество — эвгенол. При использовании препаратов на его основе происходит реакция хелирования: молекула эвгенола соединяется и с цинком гуттаперчи, и с кальцием гидроксиапатита. Пик выделения эвгенола в дентин приходится на первые сутки и продолжается в течение двух недель. Эвгенол способен пенетрировать в дентин и уменьшать его прочность за счет коагуляции белков и образования с гидроксиапатитом внутрикомплексных соединений хелатов. Многие ведущие эндодонтисты подвергают сомнению использование гидроксида кальция при эндодонтическом лечении. Гидроксид кальция сложно вымыть из системы канала. Он существенно снижает твердость корневого дентина (за 3 месяца экспозиции препарата прочность уменьшается на 37%), повышая риск переломов корней. Прочность дентина корня при контакте с гидроксидом кальция начинает снижаться уже через месяц. К концу первого года она снижается в 2 раза. Поэтому методика апексификации путем периодической замены гидроксида кальция на протяжении 1-1,5 лет решает одни проблемы, но создает другие. Оптимальной является выдержка в течение 14-21 дня.

Минеральный триоксидный агрегат (МТА) имеет рН 12 и содержит оксид кальция, который при реакции с водой внутри корневого канала превращается в гидроксид кальция, а это вещество делает дентин хрупким! Пломбирование корневого канала на всем протяжении МТА необоснованно. Чем больше отрезок МТА, соприкасающийся с корневой стенкой, тем больше снижение прочности дентина. В чем различие витального и девитального зуба? Витальные зубы более устойчивы к кариесу за счет двух компенсаторных механизмов: со стороны дентина и со стороны пульпы. Механизм дентина — образование третичного дентина. Механизм пульпы — повышенное внутрипульпарное давление (10-25 мм рт ст), асептичное воспаление и размер дентинных трубочек (от 0,5 до 5 мкм) препятствуют попаданию микроорганизмов в пульпу. Сигнальная система пульпы помогает вовремя диагностировать проблему. Депульпированные зубы более хрупкие и менее прочные? Исторически сложилось так, что склонность эндолеченных зубов к переломам объясняли хрупкостью дентина в результате потери свободной воды. Работа Герберта Шилдера, выполненная в 1972 году, на которой основывались эти представления, никем не оспаривалась. Смысл работы заключался в следующем. Всего воды в дентине около 10% по весу и 20% по объему. Причем на границе с эмалью около 1% по объему, а вблизи пульпы — около 22% по объему. Связанная вода находится в основном в составе гидратного слоя, окружающего каждый кристалл гидроксиапатита. Однако в работе известного ученого и клинициста Г. Мессера, вышедшей в 90-х годах прошлого века, утверждалось: воды в дентине витального зуба 12,35%, а в депульпированном — 12,10%. То есть витальный дентин прочнее дентина депульпированных зубов, но не за счет жидкости. А значит, объем оставшихся тканей оказывает гораздо большее значение на стабильность зуба. В 1989 году была проведена уникальная работа Дугласа и Мессера. Они исследовали 23 пары эндодонтически леченых зубов и пары витальных контралатеральных зубов. Была получена интересная зависимость: прочность дентина витальных зубов только на 3% выше прочности девитальных. Вывод: эндодонтическое лечение снижает прочность зуба на 5%, лечение с иссечением фиссур — на 20%, препарирование по типу МОД — на 60%. Именно потеря краевого эмалевого гребня является главнейшим фактором снижения прочности зуба! «Армирование» зуба различными штифтовыми конструкциями — на самом деле его ослабление. Несогласованность в исследованиях Алексей Болячин объяснил несколькими причинами: прямым сравнением живых зубов с неживыми (механические свойства минерализованных тканей не должны определяться локально, без учета анатомического блока и объемных структурных свойств), сложностью работы с контрольной группой зубов, отсутствием единых протоколов исследований и должного внимания к подготовке образцов. Одна из последних работ, представленная лектором, — сложная математическая работа 2007 года инженера А. Кишена. Вывод исследования: функция жидкости дентинных канальцев в ее перераспределении при окклюзионных нагрузках. Жевательные движения выталкивают жидкость из дентинных канальцев при нагрузке и втягивают при разгрузке. Напряжение и деформация у зубов без гидравлического давления возрастают с увеличением нагрузки, особенно в области внутреннего дентина. Гидравлическое давление существенно влияет на перераспределение напряжения и деформаций.

Итоги лекции: если есть возможность, зубы нужно оставлять витальными, так как наличие свободной воды в системе дентинных канальцев обеспечивает способность дентина упруго поглощать нагрузки и препятствует его разрушению; по мнению лектора, необходимо обеспечивать перекрытие искусственными материалами бугров жевательных зубов; нужно сохранять корневые и коронковые ткани зуба как можно в большем объеме.

От биомеханики зубов к биомеханике человека

Продолжил лекционный день выдающийся клиницист и преподаватель Михаил АНТОНИК (Россия). Он, как и все выступавшие, не первый раз в Полтаве и известен многим стоматологам по содержательным мастер-классам, которые проводились им в клинике «Аполлония» и были посвящены функциональному и инструментальному анализу зубочелюстной системы. М. Антоник начал лекцию с представления профессора Рудольфа Славичека, чья философия кардинально поменяла его подход к восстановлению зубочелюстной системы и уже давно на слуху у всех прогрессивных стоматологов-ортопедов. Если на телерентгенограмме головы в боковой проекции обозначить основные значимые плоскости: инфраорбитальную, окклюзионную, окклюзионную плоскость нижнего первого моляра (так называемый окклюзионный стол зуба), то можно вычислить угол сагиттального суставного пути и относительный угол сагиттального суставного пути. По этим углам можно вычислить некую кривую Шпея, компенсационную кривую движения зубов. Полученная кривая может использоваться для индивидуального построения зубов конкретного пациента с учетом биомеханических особенностей его зубочелюстной системы. Если рассмотреть важнейший в окклюзии первый моляр нижней челюсти, в частности углы наклона бугорков этого зуба, то угол наклона ската дистального бугра должен составлять 30° к его окклюзионной плоскости. То есть дистальный щечный бугор дает нам некую точку отсчета в построении всех зубов при полной реконструкции зубочелюстной системы. Он является строительным кирпичиком, как клык-одонтомер в концепции Ларисы Ломиашвили, представляет собой прототип бугров жевательных зубов. Это не значит, что эти бугорки одинаковы у всех людей, но их анатомия укладывается в некоторые стандарты.

При вычислении движения нижней челюсти можно найти угол дизокклюзии. Угол дизокклюзии — понятие, введенное для анализа размыкания моляров. Его нельзя вычислить во внутриротовых условиях, а только по телерентгенограмме. При отрицательных значениях этого угла, независимо от выраженности клыкового, резцового ведения, жевательные зубы будут испытывать повышенную нагрузку, что может приводить к их истиранию, вплоть до сколов бугров. При негативных прогнозах угла дизокклюзии можно ортодонтически или реставрационно попытаться поменять угол наклона окклюзионной плоскости нижнего моляра либо изменить угол наклона ската его дистального бугорка. Данную концепцию очень сложно проверить на практике из-за сложности измерений. Но эмпирически, по утверждению лектора, это работает. В наш трудный век многочисленных парафункций, бруксизма важно, чтобы сустав был в состоянии разобщить бугорки моляров относительно друг друга при сжатии. Проведение аксиографии позволяет стоматологу прогнозировать и вдумчиво подходить к окклюзионным проблемам пациента, с учетом индивидуальных особенностей сустава и челюстей, то есть биомеханики движения нижней челюсти. Напомнил Михаил Антоник и о дугах челюстей. Активная центральная дуга объединяет режущие края резцов и вершины опорных бугров челюсти. Пассивная центральная дуга образована фиссурами и слепыми ямками зубов. Эстетически-функциональная дуга — все режущие края резцов и вершины направляющих бугорков верхней челюсти. Направляющие бугры нижней челюсти образуют язычную дугу. Эти дуги необходимы стоматологам для построения окклюзионных контактов. Существует множество концепций этого построения: окклюзионные контакты по Рамфйорду и Ашу, 1968 (концепция «свободного центрика»); концепция их последователей Пэна и Люндеена (концепция «точечного центрика», контакт зуб – два антагониста); концепция Томаса, 1982 («зуб к зубу», сложная в исполнении трехточечная концепция). И наконец, последняя из концепций — концепция последовательной дизокклюзии зубов с клыковой доминантой. В этой концепции важно, чтобы при латеротрузионном ведении зубы размыкались в определенной последовательности, почти такой же, как при появлении зубов во время прорезывания: первый моляр, второй моляр, второй премоляр, первый премоляр и клык. Автор лекции придерживается построения зубов при полной реконструкции по зубам нижней челюсти, которые служат шаблоном для зубов верхней челюсти. Почему так важно учитывать подобное размыкание? Каждое анатомическое образование на окклюзионной поверхности зубов наделено особой функцией, невыполнение которой может приводить к серьезным проблемам. Латеротрузионная направляющая верхнего шестого зуба (скат медиального щечного бугорка к медиальному щечному валику) нужна для направления движения нижнего зуба и участвует в окончательном формировании сустава при прорезывании первых моляров. Если задуматься, то всего лишь одна часть шестого зуба разводит все остальные зубы!

Следующее важное образование первого верхнего моляра — поперечный гребень, который блокирует дистальный щечный бугорок нижнего зуба от скатывания кзади при бруксизме. Своеобразный первый ретрузионный контроль. Второй премоляр должен разобщать моляры при боковом движении. А первый премоляр, которым так часто жертвуют ортопеды, весьма важен. Он попадает между премоляром-антагонистом и разводит моляры и второй премоляр, а иногда и второй резец. Что важно, при потере или стираемости клыка берет на себя его функцию. Это создает второй ретрузионный контроль. В области премоляров есть реципрокная зона, которая ведет к миорелаксации при чрезмерном сжимании зубов, посылая сигнал в ЦНС. Клык обеспечивает протрузионное ведение на своем дистальном валике. При ортодонтическом лечении их часто разворачивают, что приводит к перегрузке резцов. В норме возможно слабое касание резцов, с небольшим разобщением. Все группы зубов ответственны за определенные функции. Функция моляров: поддержка в центральном соотношении и стабилизация вертикального размера; защита височно-нижнечелюстного сустава от компрессии. Моляры не должны быть нагружены эксцентрически. В процессе роста они функционируют как латеротрузионный и ретрузионный контроль. В групповой функции работают, обеспечивая латеротрузионное ведение. Нижнечелюстные резцы представляют собой острие для верхних фронтальных зубов, это перпендикуляр к закрывающей (вращательной) оси при движении челюсти, основной фактор в дентоальвеолярной компенсации, также берут на себя контроль дикции. Верхнечелюстные резцы не участвуют в жевании, используются для речи. Представляют собой модифицированные сенсорные органы. Функционируют с мягкими тканями и создают эстетику улыбки. В заключение Михаил Антоник отметил, что погоня за прочностными характеристиками материалов, которая продолжалась последнее время, не важна. Важно не «из чего изготовлена» реставрация, а «как она изготовлена» с учетом биомеханических движений зубов и их функциональных особенностей.

Биомеханика реставрированных зубов

Завершая программу семинара, доклад представил Сергей РАДЛИНСКИЙ (Украина). По его мнению, пациент никогда не попросит о «биомеханической пломбе». И при реставрации только через долгие годы сможет оценить мастерство стоматолога. Цель стоматолога — не изготовление эстетической или биомеханической реставрации, а сохранение зубов пациента и предупреждение реставрации. Не существует таких технологий и материалов, которыми возможно повторить все нюансы анатомии, физиологии и эстетики натуральных зубов. К нашей радости, меняется стоматологическое здоровье людей. Приходит новое поколение, не знавшее «доадгезивной» стоматологии, освоившее гигиену полости рта. Скорое будущее стоматологии — без реставрации! без металлокерамики! без эндодонтии!

Сергей Радлинский настаивает на частом явлении ятрогенной потери витальности зубов. Работа ортодонтов, а в большей степени ортопедов, часто приводит к гибели пульпы зуба. Последующее эндодонтическое лечение при своей средней успешности 60% ведет к тому, что 40% зубов — кандидаты на имплантацию. И при всех перспективах имплантации мы должны понимать, что большинство людей, нуждающихся в имплантации, не имеют на нее денег, а те, кто имеет деньги, — не нуждаются в имплантации. Препарирование ультразвуком, щелевидная реставрация, тоннельная реставрация, инфильтрация тканей с их полной герметизацией сохранят все структуры и полностью реабилитируют зуб. Такие уникальные свойства живого зуба, как направленное распределение и поэтапное поглощение жевательной нагрузки, невозможно учесть в реставрационных технологиях. Жидкость в дентинных канальцах находится под давлением и обеспечивает ударную вязкость дентина, которая в 4 раза выше ударной вязкости эмали. Анизотропность механической прочности дентина и в оптике, и в механике превосходит любые наши потуги в ее воплощении в искусственных зубах. На шлифе верхнего шестого зуба, выполненного В. Грисимовым, Сергей Радлинский показал уникальную структуру скопления дентинных канальцев в виде колонн, так называемых «трактов смерти», которые, по его мнению, являются теми самыми насосными системами, укрепляющими бугры зубов и способствующими поглощению нагрузки. Если допустить, что дентинная жидкость представляет собой «лимфу», которая находится под большим давлением, чем тканевая жидкость, и «подкачивает» дентин, то витальность зуба для стоматолога равна его сохранности. Каждый бугорок зуба отвечает сам за себя. Он словно «плавает» на платформе, объединенный с другими буграми краевыми валиками. Такое строение жевательной поверхности составляет первое силовое кольцо зуба. Его разрушение реставрацией класса II резко ослабляет зуб. Второй силовой пояс образован самой широкой частью зуба — экватором и дополнен арочной конструкцией — полостью зуба. При разрушении второго силового пояса отлом бугра всегда произойдет выше уровня экватора. Третье и последнее силовое кольцо зуба образовано костной структурой, окружающей корень. Только при одномоментных травмах с ненормированной высокой нагрузкой раскол зуба возможен ниже уровня кости. При циклических нагрузках зуб никогда не разрушается ниже силового пояса, образованного кортикальной пластинкой кости. Это делает возможным его восстановление в прямой технике без коронарного удлинения, которое приводит к перемещению экватора зуба и негативно сказывается на пропорции корень — коронка. Любые конструкции, внедренные в зуб, будь то вкладка, пломба, штифт, вклиниваются в него своей механикой и не несут ничего хорошего для функционирования.

Лектор напомнил интересную работу А. Черутти о разведении (дилатации) бугорков под жевательной нагрузкой. При девитальности зуба расхождение бугров при нагрузке резко возрастает. Живой зуб оберегает себя от чрезмерных нагрузок, так как чувствует силу сжатия через проприорецепторы дентинных канальцев. Дентинные канальцы образуют радиальные расходящиеся конгломераты, которые расширяются от эмалеводентинного соединения к центру зуба в 3 раза с 0,8 до 2,5 микрон. Это очень напоминает ствол дерева: там, где опора, ствол должен быть шире, а где необходима эластичность — потоньше. Суть данной работы в сравнении нагрузок на витальные и девитальные зубы. В мертвом зубе чем больше нагрузка, тем больше деформация (прямая линейная зависимость). Витальный зуб прогибается под нагрузкой, но поглощает часть нагрузки, и зависимость ступенчатая. В итоге витальный зуб сломался под нагрузкой, в 4 раза большей, чем девитальный! Другие аргументы в пользу сохранения витальности зубов уже не нужны. Многолетняя практика прямой реставрации указывает на ущербность постулата об обязательности постановки коронки на девитальный зуб. Не отламываются бугры девитального зуба, укрепленные изнутри композитом, при корректном исполнении реставрации. Вывод лекции Сергея Радлинского звучит как новая стоматологическая мантра: «Есть только один способ заботы о стоматологическом здоровье — сохранить зубы такими, какими их создала природа. Лучший стоматолог для нас — папа и мама!».

Ксения Лазарева,
стоматологическая клиника-студия «Аполлония»
(Полтава, Украина)
Фото Натальи Новиковой

Поделиться с друзьями: