Профессор Жан Франсуа Руле: «Стремлюсь вложить небольшой камушек в мозаику знания»

Профессор Жан Франсуа Руле, доктор стоматологии, медицинской стоматологии и философии, директор исследований и клинических разработок фирмы «Ивоклар Вивадент», известен в стоматологическом мире как талантливый ученый и преподаватель. Был руководителем отделений оперативной стоматологии, профилактической стоматологии и эндодонтии Открытого университета Берлина и Гумбольдтского университета (Германия), деканом Стоматологической школы Открытого университета Берлина. Его глубокие лекции запомнили не только студенты Берлина, Цюриха и Сиены, но и опытные коллеги из многих стран. Ведь с 1972 года он прочитал более 500 лекций и практических курсов на национальных и международных стоматологических конгрессах.

Профессор Руле опубликовал более 400 работ в национальных и международных журналах. Главные направления его деятельности сосредоточены в области композитов, керамических вкладок, эстетической и профилактической стоматологии.

Профессор Руле — член нескольких национальных и международных профессиональных ассоциаций, член совета Немецкой ассоциации эстетической стоматологии, редактор «Journal of Adhesive Dentistry» («Журнал адгезивной стоматологии»), а также журналов «Oral Health & Preventive Dentistry» («Здоровье полости рта и профилактическая стоматология») и «Prophylaxe Impuls» («Импульс профилактики»).

— Дорогой профессор, мы рады приветствовать Вас в «Гостиной» журнала «ДентАрт», где известные стоматологи делятся своими идеями, мыслями о совре менном и будущем стоматологии.

У нас имеется серьезная и, можно сказать, даже юбилейная причина для разговора с Вами: 10 лет назад, в мае 2000 года, Вы, в то время заведующий кафедрой консервативной стоматологии Берлинского университета, организовали в Берлине симпозиум «Инновации в стоматологии», который про возгласил революцию в реставрации зубов и коренным образом пересмотрел принципы реставрационной стоматологии Грэхема Блэка. Инфильтрация зубных тканей вместо их препарирования, свободный дизайн полости при препарировании, сохранение эмали без поддержки дентина и деминерализированного дентина в проекции рогов пульповой камеры…

Как Вы теперь оцениваете парадигму адгезивной стоматологии, провозглашенную в то время?

 

— Действительно, время быстро летит, и с возрастом я чувствую, что оно летит быстрее и быстрее! Идеи, которые у нас были 10 лет назад и больше, — это логическое следствие возможностей, появившихся в результате применения адгезивных технологий в стоматологии. Сегодня мы живем тем, что было предложено тогда. Адгезивная стоматология сделалась стандарт ной процедурой в стоматологической практике.

— Недавно Вы оставили преподавание и университетскую науку ради науки, связан ной с производством, коммерцией. К таким кардинальным изменениям Вас явно подтолкнули грандиозные цели и новые идеи… Смог ли ли Вы успешно реализовать их в рамках Вашего нового статуса? Скучаете ли Вы по своим студентам?

— Это правда, если Вы рассматриваете со бытия семилетней давности как недавние. В самом деле, в январе 2003 года я переехал в Лихтенштейн на должность директора клинических исследований и разработок компании «Ивоклар Вивадент». В последние годы я узнал, насколько влиятельной может быть структурированная институция по исследованиям и раз работке. Наличие постоянного очень мотивированного персонала, которого университет не имеет, так как люди покидают его после получения ученой степени, делает весь исследовательский процесс намного более эффективным. Кроме того, регулирование и контроль качества выпускаемой конечной продукции обусловливают чрезвычайно высокую степень надежности. В последние годы мы наблюдали несколько тенденций. Во первых, упрощение адгезивных процедур, во вторых, широкое применение адгезивной технологии в протезировании и, в третьих, четкое движение к 

стоматологии минимального вмешательства. Вы спрашиваете о новых идеях: здесь я не буду комментировать, поскольку новые идеи являются интеллектуальной собственностью, которая должна остаться внутри компании «Ивоклар Вива дент». Ваш последний вопрос был о том, скучаю ли я по своим студентам. Нет, не скучаю, но не потому, что их нет. Я все еще преподаю в Университете Сиены (Италия) в рам ках программы постдипломного образования PhD. Кроме того, читаю много лекций студентам, особенно о том, как готовить, проводить научные исследования и как публиковать их результаты. Это потому, что я руководил написанием более 150 диссертаций и имею возможность просматривать большое количество научных рукописей, поскольку являюсь редактором Journal of Adhesive Dentistry.

— А теперь давайте поговорим о судьбе адгезивной стоматологии. Хотел бы напомнить Вам Ваши же тезисы десятилетней давности… 

Первый тезис. Адгезия — это реальность! Однако раньше реализация адгезии на склерозированном дентине была под вопросом… Какие перспективы Вы видите в данном случае?

— Да, адгезия — это реальность! К тому же, мы отошли от одной классической философии адгезивов, по существу, к двум концепциям (тотального протравливания со смыванием кондиционера и самопротравливающих адгезивов), деление на которые основано на стремлении к упрощению клинической техники. Как это обыкновенно случается в исследованиях (и разработке), вы решаете одну проблему, но при этом создаете как минимум две новых. Так мы узнали, что не все адгезивы ведут себя одинаково. Другими словами, для некоторых специфических видов адгезивов существуют свои показания. Если требуется применить сильную адгезию к эмали, как в случае виниров или фиксации ретейнеров в съемном протезировании, тогда я рекомендую использовать адгезивные системы для техники тотального протравливания, так как при приклеивании к эмали кислотное протравливание обеспечивает основу для самого лучшего и надежного соединения. С другой стороны, самопротравливающие адгезивы известны достоверным отсутствием послеоперационной повышенной чувствительности, например при выполнении прямых реставраций.

И отвечу конкретно на вопрос о склерозиро ванном дентине: этот субстрат более минерализован, поэтому труднее поддается протравливанию. Решением здесь является использование адгезивных систем для техники тотального протравливания, а также увеличение экспозиции кислоты на тканях зуба для проникновения и растворения высокоминерализованной поверхности. Но позвольте прибавить еще кое что к сказанному: адгезивная стоматология не ограничивается адгезией к эмали и дентину. Адгезия к реставрационным материалам также важна. Прогресс в этой сфере привел к широкому при менению адгезивных технологий в ортопедической стоматологии: протравленная стеклокерамика в соединении с силаном дает поверхности, оптимально подготовленные для склеивания. Силикатизация оксидной керамики или металлических поверхностей (Рокатек или Коэ Джет) делает поверхности восприимчивыми к силанам. В конечном итоге, разработка универ сальных праймеров для керамики, неблагородных и благородных металлов (например, Моно бенд Плас) — темы, которые каждый стоматолог ортопед должен знать и уметь применить.

— Второй тезис. Прямые реставрации более бережливы по отношению к ткани зубов и пульпе. Но мы видим, что многие стоматологи удаляют вестибулярную поверхность и покрывают ее композитными винирами ради сомнительной эстетики. До какой степени оправдан этот подход? 

— Если исключить металлокерамические коронки (PFM) и мосты, то настоящая эстетическая стоматология немыслима без адгезивной стоматологии по многим причинам, которые я не могу объяснить вследствие ограниченного времени. Оправдана ли эстетика, каким количеством здоровой ткани можно пожертвовать ради эстетики и т.д. — это вопросы, по которым можно дискутировать часами. Тем не менее, нужно помнить о двух вещах: во первых, согласно определению здоровья ВОЗ, эстетику следует рассматривать как часть здоровья, во вторых, и это наиболее важно, как профессиональные стоматологи, мы должны всегда учитывать риск, травму и количество времени в противовес планируемому результату. Другими словами, чтобы достичь определенной (эстетической) цели, нам следует минимизировать потери здоровой зубной ткани, риск осложнений, объем оперативного вмешательства и время, которое тратит на стоматологическое лечение пациент. И чтобы вернуться к вопросу о винирах: если вы планируете корректное лечение, используя восковое моделирование и временные реставрации, то в конечном итоге вы будете иметь минимальный объем требуемого препарирования эмали (относительно точных инструкций клинической последовательности читайте у Г. Гюреля). Вопрос о том, следует
ли изготавливать виниры из композита (прямым или непрямым способом) или керамики, все еще остается от крытым. Пока мы не будем иметь результатов длительных клинических исследований всех типов виниров, окончательного ответа на этот вопрос дать невозможно. Сегодня мы знаем, что со стеклокерамикой можно достичь хороших долгосрочных результатов и в плане эстетики, и в плане ретенции на зубе. 

— Третий тезис. Появились новые критерии для прямой реставрации: коронки, мосты и виниры. Мы широко используем прямую реставрацию в нашей клинике «Аполлония», как и многие наши коллеги. Но многие стоматологи в мире выбирают керамику. Почему прямую реставрацию не используют широко в сложных случаях, и почему она остается вы бором одних и тех же стоматологов?

— Поскольку адгезивные техники становятся все более и более надежными, а композитные материалы сделались цветоустойчивыми и из носостойкими, то показания для прямого применения композитных материалов все больше расширяются. Если вы используете стекловолокна с импрегнацией адгезивом, то в пря мой технике из композита могут быть выполнены также и мостовидные конструкции. Однако чем больше вам надо удалить разрушенных тканей зуба, тем меньше вы можете использовать оставшихся зубных структур в качестве ориентира и тем труд нее становится выполнение прямой реставрации в полости рта. Другими словами, навыки стоматолога должны совершенствоваться. Многие стоматологи предпочитают иметь техника, который бы создавал реставрации с использованием артикулятора, а они потом их просто бы цементировали. Я знаю два центра, где проводятся научные исследования прямых композитных мостов, усиленных стекловолокном. Наибольшее количество данных и наиболее продолжительные исследования ведутся в центре в городе Гронингем. Имеющиеся превосходные результаты после пока еще шести лет будут представлены на сессии IADR в Барселоне в июле 2010 года (Оzcan). Как уже было сказано, для подобного применения композитов нам, несомненно, требуется в будущем больше исследований, чтобы знать, насколько они хороши в действительности.

— Четвертый тезис. Вы говорили, что реставрация жевательных зубов требует больше времени и потому стоит дороже. А как с этим обстоит дело сейчас?

— Если сравнить стандартную медиально окклюзионно дистальную полость, заполненную амальгамой, с выполненной с минимальным вмешательством адгезивной композитной реставрацией, то становится очевидным, что в последнем случае требуется больше усилий. Попытка сохранить как можно больше здоровой зубной ткани связана с ухудшением видимости в процессе удаления пораженных твердых тканей зуба и требует больше времени. Контроль над влажностью операционного по ля при помощи системы раббердама — это дополнительный этап. Техника работы по созданию контактных пунктов лавсановыми матрицами, несомненно, является более
сложной при работе композитами в прямой технике, и в конечном счете сама многослойная работа забирает больше времени. Однако если все сделано должным образом, то мы знаем, что срок службы композитных реставраций жевательных зубов не меньше, чем у амальгамных реставраций. Обзорные статьи Мюнхенской исследовательской группы (Хикель и Маннхард) четко это продемонстрировали. Кроме того, с помощью композитов, основанных на смолах, стоматолог имеет возможность достаточно точно имитировать естественный зуб. Вот почему, возможно, некоторые страховые компании пытаются заклеймить применение композитов в зубах жевательной группы как «эстетическое излишество» и не желают оплачивать эту работу.

Общие тенденции рынка в клинической стоматологии — это стремление к быстроте, простоте и удобству клинических манипуляций. Поэтому разрабатываются реставрационные мате риалы для жевательных зубов, которые бы отвечали этим тенденциям.

— В плане динамики изменений современную ситуацию в стоматологии часто сравнивают с ситуацией в компьютерных технологиях. Каким Вы видите будущее адгезивной стоматологии в ближайшие 10 лет?

— Стоматологию будущего будут двигать многие разные и частично несовместимые тенденции. Попытаюсь кратко объяснить: с одной стороны, будет иметь место разрыв между высокоразвитыми странами и менее развитыми. Во всех странах возрастает средняя продолжительность жизни, что порождает дополнительные потребности в стоматологическом лечении. Кроме того, в развитых странах мы видим снижение уровня заболеваемости кариесом, а в других странах — его некоторый рост. По всему миру расходы на здоровье увеличиваются, и в некоторых странах они уже достигли уровня больше, чем 10% от  валового национального продукта! Поэтому в будущем ожидается борьба за дистрибуцию в системе здравоохранения, и когда дойдет до распределения ресурсов, то, к сожалению, стоматология не будет иметь приоритета, поскольку стоматологи не имеют дела с болезнями, угрожающими жизни. 

Последствием этого будет, в зависимости от системы оплаты, или уменьшение стоматологического лечения для каждого, или базовое лечение для обычного гражданина и наилучшее лечение для того, кто может и хочет заплатить за него.

Компьютеры, или цифровой мир — это другая тема для рассмотрения. Так как возможности цифровых технологий изменяют почти каждую профессию, то они также очень изменяют стоматологию и стоматологические технологии. Мы находимся в преддверии эры цифровой стоматологии. У нас есть цифровые оттиски, 3D рентгенография, цифровые фото и видеокамеры для передачи изображения и его цветовых параметров, электронные средства для записи окклюзионных движений, контролируемые компьютером производственные машины и т.д. Некоторые компании уже начали объединять все эти цифровые средства в сеть. Благодаря этому стоматология в корне изменится. Боюсь, когда ни будь будет дешевле сделать коронку, нежели восстановить зуб с помощью прямой реставрации. Пескоструйная обработка целесообразна только с точки зрения здоровья зуба, чтобы коронка после фиксации была наиболее герметично присоединена к нему, обеспечивая полное запечатывание на протяжении десятилетий. И мы снова возвращаемся к адгезивной стоматологии.  По моим наблюдениям, на протяжении последних 10 лет население повсюду стало намного здоровее.

— Господин Руле, живя в Германии, Вы имели очень типичное французское имя Жан Франсуа. Возможно, французская экспрессивность и немецкая педантичность отрази лись в Вашем стиле жизни и работе?

— Это неверное предположение! Я швейцарец. Поскольку Швейцария почти не имеет природных ресурсов, то нас учили тяжело работать. Работая в Германии и США, а также путешествуя по всему миру, я стремился, что бы мой ум был открыт восприятию новых идей и концепций. Но может быть, Вы и правы, потому что если посмотреть на моих предков, то среди них можно найти швейцарских французов, швейцарских немцев и итальянцев. Поэтому я, наверное, интернационален по генам.

— Что помогает Вам быть энергичным, оптимистичным и успешным? Семья? Хобби?

— Мотивация! Мое карьерное решение заключалось в том, чтобы вложить небольшой ка мушек в мозаику знания. Поэтому я люблю свою работу. Кроме того, я очень удачлив и привилегирован, так как на протяжении всей моей профессиональной жизни в большей или меньшей степени решал сам, что нужно делать, а также сам мог создавать свою профессиональную рабочую обстановку. К тому же, я считаю, что кулинария и последующее наслаждение хорошей пищей чрезвычайно расслабляют. И, конечно же, любовные отношения всегда очень стимулируют.

— От имени читателей журнала «ДентАрт» мы благодарим Вас за ответы и желаем адгезии полной надежности и большого срока службы!

Беседовал Сергей Радлинский.

Фото из архива Жана Франсуа Руле.

Поделиться с друзьями: