ДентАрт

Инженер Йиржи Комрска: «Прочность, долговечность и простота применения — этих качеств Эвикрола желаю достичь всем разработчикам современных стоматологических материалов»

Как в любой отрасли науки и техники, в истории производства стоматологических материалов есть яркие страницы, которые следует помнить, чтобы идти дальше, не теряя уже завоеванных высот. Одна из таких поучительных страниц связана с именем чешского инженера, кандидата химических наук Йиржи Комрска. Будучи сотрудником экспериментальной лаборатории фирмы «Дентал», он изобрел композит Эвикрол, который имел невиданную популярность. Со времени его создания в 1975 году в мире из Эвикрола было выполнено 200 250 млн. пломб. Сегодня господин Комрска — гость дентартовской «Гостиной», но не в стенах редакции, а на Международной стоматологической выставке в Кельне.

— Уважаемый господин Комрска, нам известно, что Вы работали с Адгезором, это Ваша разработка. Я лично применял сочетание Эвикрол + Адгезор. Что подтолкнуло Вас к созданию Эвикрола?

— После окончания химико технологического института я работал в области химических ре акций отверждения, т.к. они в то время еще не были известны, а то, что о них писали, было не обоснованно. Поэтому я занимался исключительно химическими исследованиями, касающимися отверждения: в каких условиях проходят такие реакции, что происходит во время них. Для опытов использовались как старые цементы, так и новые. В рамках исследования удалось установить, что для создания качественных це ментов нужно модифицировать их состав, чтобы добиться высокой прочности. На основе этого возник наш (в то время чехословацкий) цемент Адгезор. Тогда он имел самую большую прочность изо всех цементов и самую низкую дезинтеграцию. Был на таком же уровне, как Гарвард. Эта тема легла в основу моей кандидатской диссертации. Вот, вкратце, то, что касается возникновения Адгезора, который и до сих пор являет ся одним из самых лучших материалов.

— Что Вас подтолкнуло с Адгезора перейти на Эвикрол?

— Ах да, Эвикрол! Тогда, а это было в 1965 1970 годах, когда я занимался разработкой Адгезора, для восстановления передних зубов не существовало подходящего материала, кроме силикатного цемента. Но силикатный цемент имеет долговечность в ротовой полости при мерно 3-4 года. Для пациента это было очень плохо: ему поставят пломбу, а он за короткое время вынужден опять обращаться к стоматологу, т.к. она выпала. Так было в большинстве слу чаев, поэтому занимались больше протезированием или ставили амальгаму, хотя использовать амальгаму на передние зубы с эстетической точки зрения было нельзя. Над решением этой проблемы работали во всем мире. Главным был Боуэн, который первым разработал композитный цемент хорошего качества. Я хочу подчеркнуть, что важным условием для появления композита было то, чтобы пломба держалась в полости, а для этого было необходимо адгезивное соединение. Адгезию изобрел Буонокоре, тоже американец, который придумал соединение смолы с протравленной эмалью. Потом эти две разработки соединили, и появился матери ал, который стал основой всех современных композитов.

В то время мы тоже занимались подобными разработками, но на основе эпоксидной смолы.

Этот выбор основы не был успешен, поэтому мы взяли за основу тип вещества, разработанный Боуэном, и фосфорную кислоту Буонокоре. Мы работали с несколько иными химическими соединениями и применяли другую силанизацию, отличающуюся от используемой тог да. В то время использовался силан в разных формулах, например метоксисилан, он применяется и в наши дни. Но способ силанизации был другим: материал гидролизовали, а потом делали силанизацию. Мы избрали другую технологию, которая основывалась на прямой аппликации силана в наполнитель, в результате чего возникала сильная ковалентная связь, которая давала высокую прочность. И в этом было преимущество Эвикрола, который на то время имел очень высокую прочность и не утратил это свойство до наших дней. Из современных источников мне известно, что эта технология, которую мы запатентовали, широко используется и сейчас. Именно она стала первой предпосылкой продолжительной популярности этого материала.

Еще одна предпосылка того, чтобы материал завоевал признание у стоматологов, — процедура внесения должна быть как можно проще. Это объясняет, почему мы не пошли по пути сочетания паста — паста, т.к. возникла бы проблема со стабильностью, как, например, с пероксидными или другими кальцийсодержащими пастами. Мы избрали способ соединения порошок – жид кость. Порошок состоял из двуокиси кремния, т.к. кремний обладает самыми лучшими свойствами прочности и дает композиту самые лучшие прочностные характеристики. Поэтому мы остановились на порошке, а жидкость модифицировали по формуле Боуэна. Получилось соединение порошок – жидкость, которое очень легко приготовить, замешав цемент обычным способом. Забыл сказать, что перед этим нужно протравить эмаль фосфорной 37 процентной кислотой. Весь манипуляционный процесс со стоял из протравливания кислотой, замешивания, просушивания, промывания и нанесения. Бонд не требовался, ибо соединение получалось настолько прочное, что разница при его использовании или неиспользовании не определялась. Поэтому мы его исключили.

Это был самый простой процесс, который только можно было придумать, а главное, что соединение получалось чрезвычайно стабильное. Материалы на базе сочетания паста — паста, которые производили американцы, нужно было хранить в холодильнике, иначе уже менее чем через полгода они могли полимеризоваться или обесцветиться, как, например, аминовая

паста. У нас же не было никаких проблем со ста бильностью материала, поэтому он был очень популярным и шел на экспорт не только в евро пейские страны социалистического блока, но и на Кубу, во Вьетнам, Италию и другие страны, где стоматологи имели большие проблемы со стабильностью материалов.

Легкий манипуляционный процесс, отсутствие специальных сложных условий хранения (не то, что мы имеем сейчас в случае с современными материалами!) — это все достигалось потому, что там была очень хорошая связь со стекломассой. Основные свойства — устойчивость, легкость приготовления, долговечность — обеспечили популярность Эвикрола. У некоторых наших сотрудников, которые были убеждены, что Эвикрол — пережиток прошлого и не отвечает современным требованиям, мы обнаружили пломбы 20 летней давности из Эвикрола в хорошем состоянии. Причем пломбы были поставлены и на жевательных зубах, что не рекомендовалось по инструкции. Конечно, Эвикрол в настоящее время уступает некоторым современным материалам, главным образом по эстетическим характеристикам. Например, светоотверждаемые композитные материалы нового поколения дают возможность комфорт ной работы стоматологу: он может не спеша строить реставрацию, а потом сделать светоотверждение, чего раньше не было. Да и поверхность реставрированных зубов сложно поддавалась полировке. Также в то время не существовало адгезии к дентину, работали без праймеров и фосфорной кислоты, т.к. не было еще известно, как их применять на практике, хотя теоретические исследования уже велись.

В заключение хочу сказать, что Эвикрол имел очень хорошую репутацию в течение долгих лет. Более того, его и сейчас в больших количествах производят в Чехии и других странах. Его универсальные характеристики — простота манипуляции, долговечность, удобство в работе, устойчивость — обеспечивают ему многолетнюю популярность. Одним словом, Эвикрол — это «непритязательный» материал, в отличие от очень сложных современных композитов. Эти материалы нельзя сравнивать, т.к. композиты нового поколения решают проблемы другого уровня: как сократить или свести к минимуму усадку, как избежать микропроницаемости и т.д.

— Кто придумал название Эвикрол? Что оно обозначает и откуда произошло?

— (Смеется). Никто ничего не придумывал. Наша фирма «Дентал» входила в состав концерна «Спофа», поэтому на упаковках Эвикрола всегда указывается производитель «Спофа Ден тал». «Спофа» как Главное управление фармацевтической индустрии имело список заготовок торговых названий препаратов, уже зарегистрированных как торговые марки, поэтому мы выбирали из тех названий, которые уже существо вали. Мы пришли в Главное управление, нам показали список возможных названий, и мы выбрали самое понравившееся. Все было очень просто, без колдовства (смеется).

— С названием Эвикрола разобрались. А было ли Вам известно, какой невероятный успех имел Эвикрол в Советском Союзе? Это Вам принесло какие то дивиденды?

— Это было потому, что в то время во всем мире не существовало материала для реставрации передних зубов. В распоряжении имелся только силикатный цемент, который был непригоден для этих целей. Гипотетически было воз можно сделать какие то вкладки, но это был не выход. Поэтому оставалось огромное стремление произвести такой материал, который можно было бы применять для такого рода реставраций. Так и пришли композитные материалы. Также привлекала цена материала. Это был очень дешевый материал, который мог себе позволить каждый. Работать с ним было просто в любых условиях. Материал имел большую популярность у нас и в Советском Союзе, с которым мы тесно сотрудничали. Я часто бывал в СССР в то время и в связи с Адгезором, который тоже был моим изобретением и получил широкую популярность у советских стоматологов. К нашим материалам было большое доверие. И это было заслуженно, т.к. производимая нами продукция отвечала международному стандарту ADA FDI и была на уровне западных материалов. То, что не соответствовало международным стандартам, мы не производили и не продавали. Хорошая репутация наших материалов в СССР и недостаток материалов для передних зубов на рынке обеспечили Эвикролу популярность.

— А о дивидендах Вы ничего не сказали… Впрочем, дивидендами могут быть не только деньги, но и почет, слава, звания, грамоты…

— Я получил премию, которой хватило на две машины. Хотя мне нужна была только одна (смеется). Потом выдали патент. Также получил какой то диплом от стоматологического общества. В то время существовали продукты, которые были более трудоемкие, но толчком к созданию Эвикрола скорее послужила догадка о силанизации, и это был верный путь. Можно сказать, что в этом нам повезло.

Удачным был и состав экспериментальной лаборатории. Нас было 12 человек вместе с лаборантками — доценты, один профессор из технического университета, все — большие специалисты в своей области, которых подвергли все возможным «проверкам на благонадежность». Все мы эти проверки не прошли, т.е. считались «неблагонадежными», поэтому в нашу команду мы договорились принимать только таких людей, которые негласно были против существовавшего в то время режима. Мы держались за свою работу и радовались, что не приходится расплачиваться за свою неблагонадежность — заключением, например.

Наш руководитель, г н инж.Карел Пав, прекрасный человек и не коммунист по своим убеждениям, нам сказал: «Сохраняйте проверенную команду, не меняйте состав, что бы на вас никто не донес». Поэто му у нас не работали пришлые лю ди, и к этому приложил старания наш начальник, который брал на работу только хороших специалистов. Благодаря этому вся продукция, которую мы производи ли, была на уровне. Вся, и матери алы на основе смолы. Например, у нас работал инженер Т. Гербен, который разработал такие матери алы почти одновременно с Кульцером. В 1952 г. «Дентал» умел производить материалы со смоля ной основой, а тогда подобное в Европе делал только Кульцер. Потом возник силиконовый каучук, который производился из кельнского сырья. Мы получали его из Кельна и доделывали продукцию, т.к. у местных специалистов не получалась фаза его отвердения. То есть наш коллектив был очень профессиональным и дружным. Вспоминаю то время с удовольствием.

— Такой нескромный вопрос: у Вас самого были пломбы из Эвикрола или, быть может, есть сейчас?

— Тогда я в них не нуждался. А потом мне уже сделали протезирование (смеется). Да, у меня стояли пломбы из амальгамы, но амальгаму нельзя ставить на передние зубы.

— Вы работали и с цементами, и с композитами, знаете одинаково обе группы материалов. И стеклоиономерные цементы до сих пор актуальны.

— Я делал фосфатные цементы, а затем силикатные и силикофосфатные. Потом их перестали производить, т.к. обнаружили токсичность их составляющих компонентов — фосфата цинка с силикатом. Они отошли. Потом вместе с инженером Небоским мы делали карбоксицемент. А позже, когда я ушел из экспериментальной лаборатории «Дентал» (там поменялось руководство, с которым я не сработался) в Научно исследовательский институт стоматологии, появились стеклоиономеры. Но я делал также гипс и все виды наполнителей, и даже фарфоровые зубы.

— Сейчас наблюдается такое противостояние — композиты и стеклоиономеры. Кто побеждает?

— Мне кажется, что со стеклоиономерным цементом возникает много проблем. Как пломбирующий материал, он недолговечный и в этом подобен силикатному цементу. Но главным его недостатком является токсичность, которая сохраняется длительное время. Как пломбировочный материал для передних зубов, он не годится. Думаю, что стеклоиономерные цементы еще находятся на стадиях разработки и исследований. В комбинации со смолами, когда материал можно полимеризовать, они более успешные. И тем не менее, их применение остается под вопросом. Я тоже занимался этой группой цементов и знаю, что их недостатки начинают проявляться уже на стадии замешивания: они сильно поддаются коррозии вначале. Это нужно как то решать. Есть одна интересная методика, которая мало применяется, но очень эффективна в решении проблемы усадки композита. Если стеклоиономерный цемент употреблять как внутренний слой под композит, то можно значительно уменьшить усадку послед него, а прокладка из стеклоиономера, даже если будет достаточно обширной, хорошо заполнит полость. Таким образом, комбинация стеклоио номерного цемента с тонким поверхностным слоем композитного материала дает очень долговечную реставрацию. Такие пломбы мы дела ли в исследовательском институте с доктором Яносовым. Ну а сам по себе стеклоиономерный материал какой то ненадежный: токсичный, недолговечный, недостаточно прозрачный, хрупкий, имеет низкую прочность при изгибе. В своей книге о материалах я об этом упоминаю. Мое мнение о применении материалов такое: для реставраций передних зубов и для лечения небольших полостей наиболее подходящими являются композиты, стеклоиономеры можно использовать как внутреннюю прокладку под композиты. Ах да, я совсем забыл сказать, что стеклоиономеры способствуют выделению фтора. Это их преимущество, т.к. выделяемый фтор предотвращает развитие кариеса. Для этого они хороши.

— Когда Вы делали материал Эвикрол, это был конкретный проект, который имел какие то цели, которых нужно было достичь. Но мысль ученого всегда идет дальше. Он думает намного вперед — что может быть после Эвикрола, что дальше… Вы знаете современные материалы и адгезивную технику. Какой Вы представляете стоматологию через 30 лет, что изменится?

— Вы мне задали сложный вопрос. Всю жизнь я проработал с материалами, которые готовились определенным способом. Если это были цементы, так все замешивалось. Если делали протезирование, то готовились оттиски, гипс, модели, наполнители, литье, сплавы и т.д. Между этими двумя технологиями двигалась стоматология. Но в наше время происходит то, что композиты остаются и будут очень перспективными материалами, а протезирование полностью меняет свое направление, т.к. уже сейчас с помощью новых компьютерных технологий и материалов, напри мер циркония, на основе лишь одного оттиска создаются оптически и функционально доскональные биотолерантные долговечные реставрации. Металлокерамика, конечно, уйдет. Ее сменит цельная керамика, которая, естественно, еще улучшится. Как сотрудник исследовательского института, я слежу за современными раз работками в области керамики и могу сказать, что ее широко используют в технике, например, уже существуют керамические моторы. Там при меняются новые материалы, которые являются достаточно дешевыми, но современная стоматология их еще не использует. Хочу сказать, что в направлении технологии подготовки будет больше внимания уделяться снятию оттисков с помощью компьютерных технологий. По том это распространится не только на протезирование, и быть может, это будет про ходить и без слепочных масс. Если мы говорим о том, что произойдет в ближайшие 10 или 30 лет в стоматологии, так уйдут слепочные массы, наполнители и литье. Эти литые модели технически несовершенны и вредны для здоровья. Если мы говорим о пломбировочных материалах, то амальгама в течение 30 лет будет тоже заменена. Как металлическое соединение, в котором присутствуют ртуть и медь, она тоже небезопасна. Пломбировочные материалы будут другими. Трудно спрогнозировать, что это будут за материалы, останутся ли композиты. Современные композиты выдерживают только 10 лет, у них есть свои проблемы, над которыми еще нужно работать. Быть может, в будущем будет использована какая то комбинация композита и керамики.

— Сейчас все немного «свихнулись» на нано композитах. Нано — очень модное слово, и все об этом только и говорят. Что будет дальше? Почему такой успех, какой был у Эвикрола, не повторился с нанокомпозитами?

— Эвикрол был успешным композитом, но сейчас уступает по своим эстетическим критериям. Суперэстетичную реставрацию из Эвикрола не сделаешь. В прошлом эстетика не имела такого значения, как сейчас. В наши дни люди готовы платить огромные деньги за то, чтобы иметь более красивые зубы, чем им дала природа. Существует мода на зубы, и я знаю, напри мер, что в прошлом году среди голливудских актрис было модно иметь розовые зубы. До это го у них были отбеленные зубы, а потом под влиянием моды они поменяли цвет. Это можно сделать. Я не знаю, какой цвет актуален в этом году, но розовый точно был моден в прошлом или позапрошлом сезоне. Это мне рассказал мой коллега, который был в Голливуде. Как видим, в этом случае идет речь не столько о стоматологии, сколько о косметике. И отбеливание зубов относится больше к косметологии.

До Эвикрола была только амальгама на передние зубы и неудовлетворительный силикатный цемент. На то время ничего подобного просто не существовало, и поэтому на него остался спрос и в наши дни. Это пре красно, что еще могу сказать! Если бы была возможность увеличить срок эксплуатации мате риалов, было бы еще лучше. Но органическая полимерная химия не стоит на месте, поэтому что то придумают. Вы знаете, что появляются новые мономеры, которые могут стать потенциальной основой для новых материалов.

— Сколько Вам было лет, когда Вы создавали Эвикрол?

— Сорок.

— А сколько Вам лет сейчас?

— Мне 81 год.

— А Вы сейчас выступаете на стоматологических конгрессах?

— Конечно. Например, в прошлом году я участвовал в конгрессе, посвященном циркониевой керамике. Я делал доклад о перспективе раз вития этого направления в керамике, насколько оно будет популярным у населения с финансовой точки зрения. Мое мнение — следует найти такой способ, который поможет удешевить это направление и сделает его доступным по оплате. Также продолжаю исследовательскую работу. Например, недавно разработал «водичку». Ну, это, конечно, не водичка, а сложный кондиционер в форме жидкости, имеющий гидросиланизирующее действие. Он называется Изолик. Его используют для полоскания ротовой полости перед снятием оттисков, чтобы оттискная модель получилась без единого пузырька. При получении слепков эта проблема частая, особенно у людей с плохими или нетщательным образом вычищенными зубами. При извлечении слепка из ротовой полости оттискная масса (альгинат) цепляется за дефекты зубов, и сам слепок немного протягивается, что потом сказывается на модели в целом, т.к. она не соответствует вашим пара метрам. Этим я занимался еще в исследовательском институте, делал эксперименты, но тогда у меня не получалось. А сейчас меня осенила до гадка, как это можно сделать. Мне удалось при готовить эмульсию, три капли которой добавляется в жидкость для полоскания полости рта — пациент в течение 5 секунд полощет рот перед снятием оттисков. Благодаря применению этой жидкости выходят прекрасные оттиски без пузырьков. Это я разработал скорее так, для собственного развлечения. Но если будет спрос, мы будем это делать.

В планах есть разработка различной продукции, которая бы облегчила работу в зубопротезной лаборатории, т.е. создание нужных практических вещей или универсального оборудования. К примеру, если вы хотите расплавить агаровый гель продублированный, когда вы используете его для изготовления моделей, то обычно вам приходится его помещать в термостат, а потом делать еще какие то сложные манипуляции. Но есть очень простой способ, когда в течение 5 минут, а не за 2 часа вы получаете его расплавленным. Если вы хотите высушить гипсовую модель, это занимает очень много времени — целый час, но с моим ноу хау у вас это отберет 5 10 минут. Это получается в результате использования иных физических процессов. Или подогрев формы при литье тоже можно сократить с помощью таких решений. Они настолько просты, что проще и не бывает. Еще разработал приспособление для самоконтроля при литье на основе температурных детекторов, встроенных в него. Показания детекторов обрабатываются и анализируются с помощью специального ПО, и с этой программой вы всегда в курсе, что нужно делать. Вот такими глупостями я занимаюсь. Для меня это больше хобби, игрушки, я бы сказал. Я уже старый, по этому нуждаюсь в каком то развлечении.

— В Вашем возрасте люди обычно пишут мемуары. А Вы пишете книгу о материалах… — Уже написал. Она большая — 800 страниц! А что нибудь пишете о своей жизни?

— Нет, о себе не пишу. Я предпочитаю рисовать — природу, людей.

— Можно где то посмотреть Ваши картины?

— Я выставками своих работ не занимаюсь, хотя несколько картин, которые рисовал для дочери, я продал. Когда она училась, в гимназии проводилась выставка работ учащихся. Она не умела рисовать, я это сделал вместо нее, и мои работы кто то купил на выставке. Все мои ра боты находятся дома. Я стараюсь рисовать маленькие картины. Использую тех нику графики, акварели, иногда рисую акриловыми красками, но только не маслом. Панельная квартира не подходит для художеств масляными красками — Вы ее отравите этим.

— Когда мы увидим Вашу книгу на чешском и в переводе?

— Я даже не знаю, кто бы взялся ее перевести. В книге есть много информации о нашей продукции, которая очень известна и у вас, напри мер, о материалах Акрил, Суперакрил. Думаю, что стоматолог, лаборант и техник должны немного знать о материале, с которым работают, что из него может выйти, какие его преимущества и недостатки, какие побочные положительные или негативные эффекты он имеет. В начале книги речь идет о веществе. Эта глава не очень длинная, всего на 30 страниц, т.к. все химические свойства элементов уже гениально описал Менделеев. Наверное, эту главу поймут и дети, потому что это они учат в школьной программе. На пример, моя внучка, которая ходит в 5 класс, это понимает. Очень доступно написаны и разделы обо всех стоматологических материалах: фарфоре, амальгаме, золоте, литье, керамике, слепочных материалах и т.д. Странно то, что все стоматологи и зубные техники это все изучают в рам ках школьной программы, но сразу после окончания учебного заведения эти знания куда то испаряются. Никому не приходит в голову, что эту информацию можно применять в своей работе. А что касается производителей стоматологических материалов, то пожелаю их продукции, наряду с эстетическими качествами, такой же прочности, долговечности и простоты применения, каковы есть у Эвикрола.

— Успехов Вам в исследованиях, изобрете ниях, творчестве! Новых материалов и но вых книг!

— D kuji (спасибо)!

Кельн – Прага – Полтава

Беседовал Сергей Радлинский

Фото Сергея Радлинского и из архива Йиржи Комрска
Редакция выражает благодарность
Лили Осиповой и Анне Величко
за помощь в проведении интервью

Поделиться с друзьями: