Доктор Франческа Вайлати: «Все можно делать в адгезивном поле… Единственное ограничение — отсутствие фантазии!»

В «Гостиной» «ДентАрта» читателей сегодня ждет встреча с доктором Франческой Вайлати — ведущим лектором отделения несъемного протезирования Женевского университета (Швейцария).
Медицинское образование Франческа получила в Университете Бари (Италия), потом продолжила учебу в США: в 2000 году получила стоматологическую степень в Пенсильванском университете, а в 2003 м — аттестат по ортопедической стоматологии и степень магистра наук (MSc) в Университете Коннектикута.

Доктор Вайлати имеет частную практику в Женеве, специализирующуюся на эстетических реставрациях и ортопедической стоматологии. Ряд ее статей посвящен реставрационной стоматологии и имплантологии, а ее лекции охватывают множество тем, начиная с адгезивной реставрации всего зубного ряда и заканчивая протезированием с опорой на имплантаты.

«Сохранение зубов остается ключевым фактором»

О докторе Франческе Вайлати можно сказать, что своей клинической практикой она переки нула мостик между прямой и непрямой рестав рацией, а своей судьбой — между менталитетом двух европейских народов, сплавляя в своем ха рактере и врачебном почерке фантазию и точ ность, взрывную экспрессию и надежность — и оставаясь все же дочерью своей солнечной стра ны, о чем, по ее словам, свидетельствует и ее фа милия, которая наоборот читается как Италия…

— Уважаемая госпожа Вайлати, мы рады приветствовать Вас в «Гостиной» журнала «ДентАрт», и не только от редакционного коллектива, но и от имени тех стоматоло гов, которые слушали Ваши лекции осенью 2010 года в Полтаве на семинаре «ДентАрт», посвященном стираемости зубов, и, безуслов но, многие стали применять Ваши подходы в лечении пациентов. Прошло два года. Чем они были знаменательны в Вашей профессиональ ной жизни?

— Начиная с 2010 года, я больше работаю в мо ей частной клинике, где в настоящее время лечу преимущественно пациентов с эрозией зубов и бруксизмом, которых направляют ко мне коллеги со всей Европы. Количество пациентов растет с каждым днем, и я полагаю, что это связано с воз росшей осведомленностью об этой стомато логической проблеме среди клиницистов.

А в университете, наоборот, начиная с октября 2012 года, я сократила свою деятельность. Когда мой шеф, профессор Белзер, ушел на пенсию, я решила сократить мое время с трех дней до всего лишь половины одного дня в неделю. Сейчас в университете обучаю делать презентации группу стоматологов, обучающихся по специальности «Ортопедическая стоматология». Я пришла к вы воду, что очень многим лекторам недостает умения общаться с аудиторией, и поэтому мне приятно помогать им развивать эти навыки.

Кроме того, в этом году в университете я нач ну проект по лечению пациентов с бруксизмом при помощи адгезивной реставрации всего зуб ного ряда, используя для этого только композит ные реставрации CAD/CAM.

У меня весьма напряженный график конфе ренций и курсов, что требует моего времени как минимум два раза в месяц.

И наконец, я посвящаю мое (незначительное) свободное время написанию книги о трехэтапной технике. Это будет чисто практическое руководство по адгезивной реставрации всего зубного ряда, с большим количеством клинических случаев, хорошо иллюстрированное и с минимумом текстов.

— В своих лекциях Вы подчеркиваете необходимость утверждать в практике стоматологов малоинвазивные технологии и информировать пациентов о важности сохранения жизнеспособности зубов. Видите ли Вы позитивные изменения в последние годы на этих направлениях? И что остается узкими мес тами в реабилитации тех же пациентов со стираемостью?

— Позитивные отклики идут особенно от стоматологов, приходивших ко мне лечиться после моих конференций!!! У меня нет никаких сомнений по поводу лечения верхних передних зубов с установкой одних только виниров. По прошествии шести лет наблюдений все случаи, якобы требующие девитализации зубов, выглядят весьма хорошо, имея стопроцентный механический, эстетический и биологический успех. Однако остается проблема с жевательными зубами, поскольку я не хочу удалять зубные ткани, чтобы обеспечить зубного техника необходимым пространством для изготовления реставраций… По этому я имею дело с очень тонкими реставрациями жевательных зубов, которые изнашиваются (композит) или надламываются (керамика)… Никакого волшебного решения на данный момент нет, но сохранение зубов все еще остается ключевым фактором!

«У меня было два варианта выбора: возненавидеть или полюбить стоматологию»

— Как организована стоматологическая помощь населению Швейцарии, в частности, какие виды помощи финансируются го сударством и местными органами самоуп равления?

— Только в случае эрозии зубов, возникаю щей вследствие нарушений принятия пищи, ес ли это подтверждено психиатром, затраты возмещаются страховкой. Остальная часть населения должна за лечение платить. В прош лом в университете я лечила не которых моих пациентов из частной практики, которым бы ла не по карма ну оплата моей работы, но сей час с этим проблемы, так как я не знаю, к кому отсылать пациентов в столь сложных случаях. В конце концов я начала лечить таких пациентов за уменьшенную плату даже в моей частной клинике, по ка мой партнер не разузнал об этом и не выгнал меня из офиса…

— Расскажите о том, как ведется обуче ние стоматологов в Школе стоматологичес кой медицины Женевcкого университета. Что нового, интересного появилось в послед нее время?

— К сожалению, мы пребываем в состоянии перемен. Как я уже упоминала, профессор Бел зер ушел, и мы все еще не знаем, кто будет следу ющим боссом… Это хлопотное время. Тем не ме нее, Женевский университет все еще остается исходной точкой в сфере адгезивной стоматоло гии благодаря таким людям, как Дидье Дичи, Паскаль Манье и я.

— А каким был Ваш путь в стоматологию? Почему Вы избрали именно эту профессию? Осуществились ли Ваши надежды, с которы ми Вы ступили на свою профессиональную специальность?

— Я осознала, что лечу пациентов таким образом, каким мне бы не хотелось, чтобы кто либо лечил мои собственные зубы… Я вернулась в Европу и встретила Паскаля Манье. Так я была спасена!!! Я всегда знала, что могу сделать что то особенное с моей работой, и сейчас, когда начинаю видеть изменение отношения в со обществе стоматологов, горжусь тем, что являюсь его частью.

— Тогда в Полтаве, осенью 2010 года, Вы были признаны королевой традиционного Бала стоматологов. Удается ли Вам всегда и во всем быть королевой? И как поддерживаете свою королевскую форму в напряженных буд нях? Кто и что помогает?

— А а а, я помню и танцы, и корону, и розы, и моего партнера по танцам… Это было очень за бавно!

В моей повседневной жизни я кружусь в рит ме танго. Но у меня есть личный учитель танцев, иразвнеделюятанцуюсним.Хотяониневы глядит, как Антонио Бандерас, но танцует очень хорошо.

Что касается спортивной формы, то у меня весьма атлетичный муж, который заставляет ме ня заниматься спортом тогда, когда я в конце ра бочего дня возвращаюсь домой и просто хочу посмотреть телевизор… Но нет, мы должны идти в спортзал и быть там до десяти вечера!!!

Жизнь в Швейцарии дает мне возможность заниматься также и другими видами спорта, например, собирать листья, падающие, точно сумасшедшие, в моем саду! Это очень атлети ческое упражнение, начинающееся с листьев и заканчивающееся снегом… Когда я раньше жила на Юге Италии, у меня не было таких проблем: я пребывала на пляже при 30 градусной жаре с ап реля по октябрь…

— На протяжении 12 лет, включая весь подростковый период, ко мне при меняли безуспешное ортодонтическое лечение. После того, как несколько не компетентных стоматологов травмировали меня, я имела два варианта выбора: возненавидеть или полюбить эту профессию. И я загорелась миссией — принять меры к тому, чтобы этого не случилось с другими пациентами. Сна чала я должна была стать ортодонтом, но передумала, когда училась в стоматологической школе в Соединенных Штатах и влюбилась в художественный аспект ортопедической стоматологии. Но вскоре после того, как получила эту специальность, я осознала, что лечу пациентов таким образом, каким мне бы не хотелось, чтобы кто либо лечил мои собственные зубы… Я вер нулась в Европу и встретила Паскаля Манье. Так я была спасена!!! Я всегда знала, что могу сделать что то особенное с моей работой, и сейчас, когда начинаю видеть изменение отношения в со обществе стоматологов, горжусь тем, что являюсь его частью.

— Тогда в Полтаве, осенью 2010 года, Вы были признаны королевой традиционного Бала стоматологов. Удается ли Вам всегда и во всем быть королевой? И как поддерживаете свою королевскую форму в напряженных буд нях? Кто и что помогает?

— А а а, я помню и танцы, и корону, и розы, и моего партнера по танцам… Это было очень за бавно!

В моей повседневной жизни я кружусь в рит ме танго. Но у меня есть личный учитель танцев, иразвнеделюятанцуюсним.Хотяониневы глядит, как Антонио Бандерас, но танцует очень хорошо.

 

 

 

 

 

 

 

Что касается спортивной формы, то у меня весьма атлетичный муж, который заставляет ме ня

заниматься спортом тогда, когда я в конце рабочего дня возвращаюсь домой и просто хочу посмотреть телевизор… Но нет, мы должны идти в спортзал и быть там до десяти вечера!!!

Жизнь в Швейцарии дает мне возможность заниматься также и другими видами спорта, например, собирать листья, падающие, точно сумасшедшие, в моем саду! Это очень атлетическое упражнение, начинающееся с листьев и заканчивающееся снегом… Когда я

раньше жила на Юге Италии, у меня не было таких проблем: я пребывала на пляже при 30 градусной жаре с апреля по октябрь..

В конце концов, у меня нет детей, поскольку я верю в то, что родители должны растить их лично, а я не желала сокращать мой рабочий график. Мне кажется, я отношусь к моим пациентам, как к детям, и это их очень удовлетворяет, поэтому я не сожалею о моем жизненном выборе.

«Пациенту можно делать все, что угодно, за исключением вреда»

— Ваш жизненный девиз и пожелание стома тологам — читателям журнала «ДентАрт», а это врачи из 13 стран Европы и Азии.

— Я всегда помню о том, что сказал Эйнштейн: «Все знали, что это невозможно, пока не появился невежда и не изобрел это!». Этот афоризм обобщает и мою историю, так как я незнала много об адгезии и чувствовала, что была весьма несчастна, занимаясь коронками. Я не слушала тех, кто говорил мне, что это не будет работать в одной только адгезивной технике. Я просто делала это… Я испытала иную стратегию, не задевающую зубы, и с 2005 года не вижу причины, по которой мне не следовало этого делать… Я бы хотела начать раньше, но мое прошлое было необходимо для того, чтобы развить мое настоящее и определить мое будущее. По существу, теперь я понимаю, чего не хочу… Когда на конференции коллеги спрашивают меня о лечении других пациентов, я отвечаю, что они могут делать пациенту все, что угодно, за исключением вреда… Это было сказано Гиппократом в Греции за 400 лет до Рождества Христового, и это все еще актуально… Поэтому я говорю коллегам, что единственное ограничение, когда мы следуем правилу «прибавляй так, чтобы не убавить философию», — это отсутствие фантазии… В противном случае все можно делать в адгезив ном поле.

— Что ж, творческой фантазии и швей царской точности в работе Вам и Вашим ученикам!

— Спасибо!

Беседовала Анна Антипович

Фото из архива Франчески Вайлати

 

Поделиться с друзьями: